Лицевой Летописный Свод Ивана Грозного: правила правописания

Германом Стерлиговым подарены раскраски с текстами о крещении Царя Константина. Я сразу же стал разбираться, как писали в XVI веке. Очень интересно. Местами я уличил древнего летописца в помарках (так как одно и тоже слово пишет по-разному в разных листах). Но в целом закономерности видны.
1. Применение ъ/ь:
- после приставок,
- внутри корня,
- после корня,
- на конце слова.
1.1. Случаи, где летописец заменил одну из этих букв на значок паерок (похоже на «молнию» или «не влезай, убьёт»).
1.2. Случаи, где летописец забыл поставить ъ.

После приставок или предлогов:
въпаде, в” Капетолїи,
в” теплѣ, в” полатоѵ,
без”численнаго, в” виденїи,
в” соѵботɤ, к” себѣ, изъ,
к” дїѧволɤ, изъбываєтъ, къ,
раж”жегшеся*
з”дѣ
(здесь)

Внутри корня:
быв”шоѵ, вод”нɤю, доброн”нравный, вседр”жителѧ, сос”ца
єл”линьскаго, вол”сви - волхвы**, мол”бою, истин”нѣ, оѵяз”вленъ, гор”каго, пер”воє, спер”ва, рькоша, (р”коша)
– говоря

После корня:
вселен”ныя, послан”ная, блажен”ному, воздох”нув, измыв”шɤcѧ, причастил”сѧ
болѧрьскый, вѣр”ным, хождьше, леч”бами, врачевьскїѧ, римьскаго, напол”нѧюще, восхищьше, злозаконопреступ”ницы


На конце слова:
рекъ, видѣвъ,здравъ, конецъ
мѣдь, єсть, царь, весь


Где забыл поставить Ъ:
зелен_, нетлѣнныхъ, измыв”шɤcѧ,
воз”вратив_ с[еб]ѧ


Где не ставил Ъ, сокращая слова:
при выносе букв в окончании наверх строки:
бол”шим, всѣм, раствореных, младых,был
___________________________________________________
*раж”жегшеся - очевидно, летописец ошибся, написав слово по своему произношению,
**вол”сви: чередование с/х – глухой вариант чередования з/г (друг – друзья)

Ѧ – юс малый, позже заменённый на я. Носовой гласный.
ɤ (укъ) и оѵ (онъ-ѵжица) – способы передачи звука [у].
Как видно, почти все согласные, идущие по две подряд, разделены либо ь, либо ъ.
Из-за того, что летописец заменял на паерок и Ъ, и Ь, не всегда возможно установить, какую именно букву тут должно подставлять: сперъва или сперьва, преступьницы или преступъницы. Пришлось мне руководствоваться тем, какая гласная идёт за следующим после паерка согласным. Если эта гласная смягчающая (и, є, ѧ – и т.п.) – то ставил ь, если не смягчающая (а, о, ɤ) – то ъ.

Судя по контексту, после р идёт ь, не глядя на последующуюю гласную. Сочетание ръ встречается только перед ж.
Так или иначе, это пусть и вполне уверенные, но предположения, которые древний автор не может подтвердить.

2. Окончание родительного падежа мужского рода прилагательных:
-аго(-ѧго)/-ого.
Почти везде идёт ударение –аго (при твёрдом склонении) или –яго (при мягком): римьскаго, єл”линьскаго, лɤкаваго, днешнѧго. С окончанием –ого найдено только одно слово: едiного. Остальные падежные окончания пишутся также, как в имперском русском: врачевьскїѧ, прельщеныѧ, доброн”равный и т.д.

3. Окончание –ы у существительных и –ый у прилагательных: болѧрьскый, Никомидьскый, великый, многых, оѵбїйцы, оѵжикы (=родичи, кто с тобою ужился), стрɤпы (а не струпья), преступ”ницы, ѡбразы, царьскым. Но: безɤмнїи, єл”лини, вол”сви.

4. Сочетания -чѧ- на месте современного -ча-; -чю- на месте -чу-: кричѧще, причѧстил”сѧ, печѧлию, человечѧ, начѧ[в], хотѧщим, врачѧ, чюдеса. Интересно, что после ш и щ также, как и сегодня, употребляется а и у (в виде оѵ либо ɤ): явлешамисѧ, слышавъ, т”щашеся. Предполагаю, что сегодняшнее правило про ча и чу ошибочно добавлено к правилу про ща и щу по причине того, что обе буквы шипящие.

5. Современное Я в виде слитного IA и в виде Ѧ. Слитное IA применялось в начале слов и после гласных в корне: IАко, оѵIАз”вленъ, проIАвленъ. Ѧ – после согласных, а также в окончаниях (хоть бы и после гласных): Костѧн”тина, послан”ныѧ, напол”нѧюще, воз”вративсѧ, хотѧщимъ. Интересное исключение (либо ошибка писца): знаѧшесѧ.

6. I/Ї.
I в слове єдiного, в имени Iсɤсъ, а также пару раз в приставке при- (несистемно): прiшедъ, также как и пришед” и прїшеше, прїимеши.
Ї всегда перед гласною: къ дїѧволɤ, врачевьскїѧ, оѵбїйцы, печѧлїю.
И – в остальных местах: кричѧще, животъ, источ”никъ.
Любопытны две особенности (или ошибки, которые допустил писец): дѣтї и своїм. Похоже, что летописец оказался южнорусом (украинцем)!

7. Буква Ѡ, ѡ на месте О, о.
7.1.В корнях:
- мнѡго, мнѡзи, помнѡжити и т.п.;
- живѡтъ, живѡтворѧщїй;
- злѡ, злѡкознен”ный;
- вѡинъ, вѡйско, вѡиномъ (ед.ч.), вwинwмъ (=воинам, мн.ч.);
- слѡво, слѡвотворцы, oѵслѡвїє (=условие);
- нарѡдъ, нарѡдный, рѡдъ, рѡдствен”ный, рѡдствен”ныя;
- собѡръ (w/и чередуются: собирает!), собѡрный. Есть подозрение, что писец ошибся: есть слово «собрался», но w – не беглая гласная.
- мwщи, мwщь, мwщный, немwщный;
- wчи, wчевидный, wко(=око, глаз);
- wни (=они, также, видимо, wна, wнъ);
- бw (=бо – потому что);
- ибw (так как);
но почему-то oѵбо(=убо)!
7.2. В приставке ѡб-, в том числе сросшейся с корнем;
в предлоге ѡб” (wбъ=об):
- воwбраженїє, wбразъ, wбразованїє, wбезwбражен”ный, wбразецъ.
7.3. В приставке ѡ-, в том числе сросшейся с корнем;
в предлоге ѡ (w=о):
- wбычѧй, wбычно, своєwбычный, wмыю (=омою), wмывати, wчистити.
7.4. В расширителях (суффиксах) –wта-, -wша-:
- рабwта, зевwта, слѣпwота, икwта;
- ovстретwша (=встретив, встретивши), принесwша.
(Также в одном месте есть и принесоша, очевидно, ошибочно).
7.5. В окончаниях –wвъ (=ов) и –wмъ (=ам) во множественном числе:
- сынwвъ, стрɤпwвъ (=струпов), вwинwмъ (=воинам),
христїѧнwмъ (=христианам). Иногда летописец ошибается: пишет форму единственного числа (творительный) вместо множественного (дательный падеж) – воиномъ. И наоборот множественного вместо единственного: страхwмъ. По той же причине странны написания: видѣхwмъ (=видѣхомъ, видевшим/видимым) и добрwмоv (=доброму).
Полагаю, что писарь также обнажает своё украинское (русиньское) происхождение ошибкою стрɤпивъ.
7.6. В местоимении егw (=его)
(однако у существительных в родительном падеже не w, а o: -ого, -аго, -яго).

8. Звук [у] передаётся писцом через сочетание oнъ+ѵжица либо буквою ɤкъ без какой-либо закономерности.

Коренное правило морфологии руського (русского) языка. Прилагательные

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 6.

Прилагательные продолжают систему мягкого и твёрдого склонений, увиденную нами у имен существительных.
Звукоряды окончаний женских склонений:
-твёрдое: -ая, -ой (-оѣ), -ую, -ою, -ой; -ыя (-ые)
-мягкое: -яя, -ей (-еѣ), -юю, -ею, -ей; -ия (-ие, -iя)
Звукоряды окончаний множественного числа всех склонений:
-твёрдое: -ые (-ыя), -ыхъ, -ымъ, -ыми
-мягкое: -ие, -iе (-ия, -iя), -ихъ, -имъ, -ими
Звукоряды окончаний мужских склонений:
-твёрдое: -ый, -ой*, -ого (-аго, -ѡго), -ому, -ымъ, -омъ
-мягкое: -ий, -iй, -его (-яго, -єго) , -ему, -имъ, -емъ
*ударение падает на окончание.

Дореформенною азбукою, чтобы лучше показать систему склонения:
(твёрдое скл. ед. ч.;мягкое скл. ед.ч.;твёрдое скл. мн.ч.;мягкое скл. мн.ч.)
Именительный: падежн-ая, домашн-яя, падежн-ые(м.р.), падежн-ыя, домашн-iе(м.р.), домашн-iя
Родительный
(притяжательного нет и не было**): падежн-ой (ср. с укр.: відмінков-ої, укр. макс.***: ôдмѣнков-оѣ), домашн-ей (ср. с укр.: домашн-ої, укр. макс.***: домашн-оѣ), падежн-ыхъ,
домашн-ихъ
Дательно-местно-предложный: падежн-ой, домашн-ей, падежн-ымъ, домашн-имъ
Винительный: падежн-ую, домашн-юю (во множественном числе предметы склоняются по именительному падежу, а одушевлённые – по родительному)
Творительный: падежн-ою, домашн-ею, падежн-ыми, домашн-ими

Именительный

(также вместо винительного для предметов): падежн-ый, домашн-iй
Родительный
(также вместо винительного для одушевлённых): падежн-аго (ср.:больн-о́го; до XVIII века:
падежн-ѡго – род.; падежн-ого – вин.), домашн-яго (до XVIII века: домашн-єго – род.;
домашн-его – вин.)
Дательный: падежн-ому, домашн-ему
Творительный: падежн-ымъ, домашн-имъ
Местно-предложный: падежн-омъ (ср. с укр.: відмінков-ому, укр. макс.**: ôдмѣнков-ому = дательному), домашн-емъ

Прмечания:
** притяжательного падежа нет, так как притяжательное прилагательное само по себе и есть соответствующий падеж существительного;
*** украинска мова максимовичевкою.

1. Заметно, что падежей (считая по окончаниям) у прилагательных меньше, чем
у существительных: всего пять. При том во множественном числе – четыре, а в женских склонениях и вовсе три (если не считать двух видов творительного падежа).
Считаю, что полная форма творительного падежа обязательна к употреблению вместо краткой, так как последняя спутывается с падежною формою дательно-местного и родительного падежей.

2. Убирает путаницу на письме между родительным и винительным древнее чередование о/ѡ и е/є.

3. А отличать на письме родительный от дательного в женском роде поможет украинское правило писать ѣ вместо и
(правда, подобных примеров в летописях не найдено).

Коренное правило морфологии руського (русского) языка. Существительные

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 5.

Украинское языкознание подсказало про мягкое и твёрдое склонения.
В чём суть: твёрдым называется склонение слов, у которых окончание именительного падежа «твёрдое» (-а, -о, -ъ). Соответственно в мягком склонении окончания (-я, -й, -ь).

Весьма стройная система выходит, почти без исключений и изъятий.

А вот ошибки возникли тогда, когда в неё под влиянием произношения вставили фонетические «правила», типа: «жи, ши» пиши с буквой и, «ча, ща» пиши с буквой а. После твёрдых «в, ш» не пиши ь (это уже из украинскоѣ мовы).
Я не призываю писать жызнь, шырота – это грубая орфографическая ошибка. Но переносить частный случай написания корня на окончания множественного числа – значит рушить стройную систему русского склонения, заставляя учеников тратить много часов на всякие частные случаи.

(Дореформенною азбукою, чтобы избежать «нулевого окончания» и показать систему:)

Мужской и средний род, твёрдое склонение.
Именительный:сад-ъ,сад-ы,о́зер-о,озёр-а[озёр-ы],дом-ъ,дом-а́ [до́м-ы]
Родительный:сад-а,сад-овъ,озер-а,озёр-ъ[озер-о́въ],до́м-а,дом-о́въ
Притяжательный:сад-овъ,о́зер-ов,до́м-овъ
Дательный:са́д-у,сад-амъ,о́зер-у,озёр-амъ,до́м-у,дом-а́мъ
Винительный:сад-ъ,сад-ы,о́зер-о,озёр-а,дом-ъ,дом-а́[до́м-ы]
Творительный:сад-омъ,сад-ами,о́зер-ом,озёр-ами,до́м-ом,дом-а́ми
Местный:въ сад-у́,сад-ахъ,въ о́зер-ѣ[в озер-у́],озер-а́хъ,в дом-у́,въ до́м-ѣдом-а́хъ
Предложный:о сад-ѣ,объ о́зер-ѣ,о до́м-ѣ

Именительный:ученик-ъ,ученик-и[ученик-ы],шалаш-ъ,шалаш-и[шалаш-ы],лѣс-ъ,лѣс-а́(лѣс-ы)
Родительный:ученик-а,ученик-овъ,шалаш-а,шалаш-ей[шалаш-овъ],лѣс-а,лѣс-о́въ
Притяжательный:ученик-овъ,шалаш-овъ,лѣс-овъ, (во множественном нету)
Дательный:ученик-у,ученик-амъ,шалаш-у,шалаш-ам,лѣс-у,лѣс-ам
Винительный:ученик-а(ученик-ъ),ученик-овъ[ученик-ы],шалаш-ъ,шалаш-и[шалаш-ы],лѣс-ъ,лѣс-а́ (лѣсы)
Творительный:ученик-омъ,ученик-ами,шалаш-омъ,шалаш-ами,лѣс-омъ,лѣс-ами
Местный:въ ученик-ѣ,(въ ученик-у),ученик-ахъ,въ шалаш-ѣ,[въ шалаш-у́],шалаш-ахъ,въ лѣс-у́, лѣс-ахъ
Предложный:объ ученик-ѣ,о шалаш-ѣ,лѣс-ѣ

Мужской и средний род, мягкое склонение.
Именительный:учи́тел-ь,учител-я́,[учи́тел-и],кра-й,кра-я́,(кра́-и либо кра-и́)
Родительный:учи́тел-я,учител-е́й[учител-ёвъ],кра́-я,кра-ёвъ
Притяжательный:учи́тел-евъ,кра́-евъ,учи́тел-евы,кра́-евы,
Дательный:учи́тел-ю,учител-я́мъ,кра́-ю,кра-я́мъ
Винительный:учи́тел-я,(учи́тел-ь),учител-е́й,(учи́тел-и),кра-й,кра-я́(кра́-и либо кра-и́)
Творительный:учи́тел-емъ,учител-я́ми,кра́-емъ,кра-я́ми
Местный:въ учи́тел-ѣ,(въ учи́тел-ю),учител-я́хъ,в кра-ю́,кра-я́хъ
Предложный:объ учи́тел-ѣ,о кра́-ѣ

Именительный:ча-й,ча-и́(ча́-и),по́л-е,пол-я́(по́л-и)
Родительный:ча́-я,ча-ёвъ,по́л-я,пол-е́й[пол-ёв]
Притяжательный:ча́-евъ,по́л-евъ,ча-ёвы,пол-ёвы
Дательный:ча́-ю,ча-я́м,по́л-ю,пол-я́мъ
Винительный:ча-й,ча-и́(ча́-и),по́л-е,пол-я́(по́л-и)
Творительный:ча́-емъ,ча-я́ми,по́л-емъ,пол-я́ми
Местный:въ ча-ю́,ча-я́хъ,въ по́л-ѣ[въ пол-ю́],пол-я́хъ
Предложный:о ча́-ѣ,о по́л-ѣ
"Неправильное" окончание, дополненное системно-верным примером, поданным в квадратных скобках. В круглых скобках указаны также теоретически правильные, но нигде пока не найденные варианты.

1. Ударение стоит на корне, кроме косвенных падежей множественного числа и местного падежа единственного числа. Исключение: слова, где ударение стоит всегда на последнем слоге.
Отход от этого даёт просторечное окончание –а или –я, вместо –ы или –и. Указателем на это служит и перенос ударения с корня на окончание: учители>учителя, компасы>компаса, договоры>договора, кормы>корма, домы>дома, клапаны>клапана и т.д.
"Краи́" есть в украинськоѣ мо́лве - краї. Словоформ "поли" не найдено, только поля́.
По-видимому, предки сразу изменили, чтобы не путать с именительным падежом единственного числа. Такая опасность возможна, так как слова односложны, а разница между е и и, и и й очень мала.

2. Твёрдое и мягкое склонения дают два звукоряда в окончаниях:
ъ-а-овъ-у-омъ, ы-о́въ-амъ-ами-ахъ;
ь-я-евъ-ю-емъ, и-ёвъ-ямъ-ями-яхъ.
Предложный падеж остаётся с неизменным окончанием в единственном числе.
Фонетическое правило «жи, ши» пиши с буквой и» рушит эту систему: так появляются шалаши, которые, будь это верно, должны были требовать мягкого склонения в остальных падежах: "шалашями", "шалашях".
А форма шалашы целиком вписывается в твёрдое склонение.
То же касается и сочетаний ги, ки, хи. Эти сочетания со временем стали и писать только с , и произносить только мягко! Сочетания гы, кы, хы мы можем обнаружить ныне в русиньской мо́лве, а более в общерусском языке - нигде.
Предположу, что этот переход случился из-за контактов с тюрками, прежде всего с крымцами и османами. И современный турецкий знает только мягкие сочетания
ги, гя, кя, ке, ге, а звука х не знает совсем.

3. Окончание родительного падежа множественного числа –ей, вместо –ёвъ (либо –евъ).
Встречается у тех существительных мягкого склонения, которые оканчиваются на –ь.
И украинская, и русиньская, и бѣлоруская молвы не знают такого окончания:
-ев,-ёв, -iв, -ьов, -аў, -оў, -яў, -ёў соответственно.
Полагаю, что превращение было таким.
Существительные на –ь есть и в женском роде, они также склоняются мягким склонением.
В ходе исторического развития (точнее, наоборот: поступательной порчи языка) слова родитель, правитель, лосось, лебедь (м.р.) и т.п. стали соотноситься с наледь, стерлядь, мышь, колыбель, царевна Лебедь (ж.р.) и т.п. Вот отсюда и ошибка, распространившаяся на весь язык.
А почему случился переход именно на на –ей? Ведь, похоже, что окончание –евъ (-овъ) было присуще и женскому роду! (Сравни в белорусской тарашкевице и в современном белорусском правописании: магчымасьцяў>магчымасцей («возмо́жностев», вм. возмо́жностей), сувязяў>сувязей («свя́зев», вм. свя́зей)).
В древнем правописании притяжательный единственного от родительного падежа множественного отличали по чередованию –евъ/-євъ. Затем конечное євъ>єѵ>єй.
Сравни с латышским: Eiropa, где eu>ey>ei.
Твёрдое кончание проделало схожий путь в ряде говоров и молв: овъ>оў (аў).

4. Вместо формы озеровъ мы получили укороченное озёръ во всех четырёх мо́лвах, за исключением одной из белорусских орфографий – тарашкевицы (тут: азёраў).
Думаю, причина в том, что на утрату этого -овъ повлияло склонение женского рода (и других существительных на –а, -я), где в родительном падеже множественного числа окончание также скорачивается.

Женский род (и существительные мужского рода на –а), твёрдое склонение.
Именительный:мам-а,мам-ы,пап-а,пап-ы
Родительный:мам-ы,мам-ъ,пап-ы,пап-ъ
Притяжательный:мам-инъ,пап-инъ,мам-ины,пап-ины
Дательный:мам-ѣ,мам-амъ,пап-ѣ,пап-амъ
Винительный:мам-у,мам-ъ,пап-у,пап-ъ
Творительный:мам-ою,мам-ами,пап-ою,пап-ами
Местный/предложный:мам-ѣ,мам-ахъ,пап-ѣ,пап-ахъ

Прим.: все ударения на корнях, если не указано иное.

Женский род (и существительные мужского рода на –я), мягкое склонение.
Именительный:матер-ь,матер-и,мыш-ь,мыш-и
Родительный:матер-и,матер-е́й[матер-ёвъ],мыш-и,мыш-ей[мыш-ёвъ]
Притяжательный:матер-инъ,мыш-инъ,матер-ины,мыш-ины
Дательный:матер-и(матер-ѣ),матер-я́м,мыш-и(мыш-ѣ),мыш-а́мъ[мыш-я́мъ]
Винительный:матер-ь(?),матер-е́й(матер-и),мыш-ь,мыш-ей(мыш-и)
Творительный:матер-ью,матер-я́ми,мыш-ью,мыш-а́ми[мыш-я́ми]
Местный/предложный:матер-и(матер-ѣ),матер-я́хъ,мыш-и(мыш-ѣ),мыш-а́хъ[мыш-я́хъ]

Именительный:стать-я́,стать-и́,революци-я,революци-и
Родительный:стать-и́,стать-е́й[стать-ёвъ],революци-и,революци-й(революци-евъ)
Притяжательный:стать-и́нъ,(революци-и́нъ),(стать-ины), (революци-ины)
Дательный:стать-ѣ,стать-я́м,революци-и(революци-ѣ),революци-я́мъ
Винительный:стать-ю́,стать-и́,революци-ю,революци-и
Творительный:стать-ёю,стать-я́ми,революци-ею,революци-я́ми
Местный/предложный:стать-ѣ,стать-я́хъ,революци-и(революци-ѣ),революци-я́хъ

5. Только единственное число обоих женских склонений имеет в винительном падеже особое, отличное от других падежей окончание: в твёрдом, в
мягком склонениях. Не будь этого, о винительном падеже можно было бы забыть: одушевленные существительные склонялись бы родительным падежом, а предметы – именительным.

6. Фонетические правила, отменяющие ы и я после шипящих, и здесь наследили: так мышь должна бы по всем падежам изменяться мягким
склонением.
Но вместо –ями мы видим –ами и т.п.
Твёрдое и мягкое склонения дают два звукоряда в окончаниях:
а-ы-инъ-у-ъ-ами-ахъ
ь-и-инъ-ью-ей-ями-яхъ
Местный, дательный и предложный не во всех примерах имеют окончение ѣ, но иногда – и. Что это? Звук, передаваемый ятем, перешёл в и не только в украинскоѣ, но и в великорусском? Это должно нам намекнуть о разном времени «создания» слова? Или о некоторой небрежности в произношении у предков? Под вопросом оставляю возможную обратную замену и на ѣ в окончаниях указанных падежей.

7. Обусловленная выговором графика украинскоѣ и бѣларускай молв ещё больше рушит системность руськой морфологии: там слова кровь и любовь
стали (после того, как в стала читаться всегда твёрдо, как великорусская ж, например) писать кров и любов. Логично их склонять по твёрдому склонению, причем мужского (!), а не женского рода («кровы», «кровем» и т.д.). Однако смысл слова при отпадении окончания –ь не поменялся, и мы имеем кровi, кров'ю. Так и рождаются многочисленные исключения, которые человек должен запоминать, если он не знает современного русского и при том хочет писать украинскою мовою грамотно. А стоило учесть, что ь здесь не для «мягкого знака»; это буква ерЬ, активно участвующая в словообразовании и изменении слов по падежам.

8. Ещё один украинский случай, когда выбор в пользу фонетически обусловленного правописания создаёт излишнюю вариативность падежных форм.
Это группа слов типа життя, здоров'я, обличчя и т.п. В великорусском эти слова выглядят житьё (жизнь), здоровье, обличье и т.п., хотя окончание и не читается так явно, как оно показано на письме. Галичанское правописание ещё больше сближало великорусский и украинский облики этих слов: житє, здровьє, обличє. И что мы видим? У данных слов слиплись в одну сразу три падежных формы, заставляя читателя догадываться о смысле только по контексту:
- именительный падеж единственного числа;
- родительный падеж единственного числа;
- именительный падеж множественного числа.

9. Выбивается из строя форма родительного падежа множественного числа с окончанием –ей (мягкое) и –ъ (твёрдое): мышей, папъ. Верна ли она?
Не хотел сомневаться, но снова вспомню об особенности беларускай тарашкевицы:
здесь слова склоняются более системно: магчымасьцяў>магчымасцей («возмо́жностев», вм. возмо́жностей), сувязяў>сувязей («свя́зев», вм. свя́зей).
Впрочем, пока всё говорит за то, что морфология женских склонений отличалась именно отсутствием –овъ, - євъ (никаких «мамов» и «мышёв» не обнаружено).

Притяжательный падеж – это не родительный. Ошибка при склонении названий

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 4

Попалось в тексте: «в Александрино».
Это ошибочная подмена местно-предложного падежа на именительный.
Возразят: а как нам сказать - в Александрине?
А именительный падеж мы тогда возстановим - и что получим? Александрин!
Вон, даже Word это подчёркивает!

А ларчик просто открывался: Александрино, Княжево, Пушкино – всё это формы притяжательного падежа существительных Александр, князь, пушка. И большинство великорусских и българских фамилий – это также формы притяжательного падежа соответствующих существительных. Но как склонять падежную форму?

Тоже просто. Притяжательный падеж совпал с формою краткого прилагательного.
И склоняться он должен точно так же. Сравним со склонением названия городов Пушкин по-русски и Рiвне (Ровно) по-украински.

Падеж: (справа – максимовичевкою)
Именительный/
винительный:
Рiвне, Рôвне, Княжево, Пушкино, Пушкин
Родительный:Рiвного, Рôвного, Княжевого, Пушкиного, Пушкина
Притяжательный:Рiвнове, Рôвнове, Княжевово, Пушкиново, Пушкинов
Дательный:Рiвному, Рôвному, Княжевому Пушкиному, Пушкину
Творительный:Рiвним, Рôвным, Княжевым, Пушкиным, Пушкиным
Местный: Рiвному, Рôвному, в Княжевом, в Пушкином, в Пушкине
(в Княжевому), (в Пушкинову), (в Пушкину)
Предложный:Рiвнiм, Рôвнôм, о Княжевом, о Пушкином, о Пушкине

Примечание: формы местного и предложного часто заменяют одна другую, звательный и именительный падеж одинаковы. Форма местного падежа, поданная в скобках, аналитически совершенно верна, и позже я покажу это на склонении слова сад.
Но в современном великорусском не применяется.
Пересозданный вид притяжательного падежа намекает на то, как же так вышло, что сочетание –ого великороссы стали произносить [овъ].

Родительный падеж перепутался с винительным

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 3

Самый известный случай с древних времён: иду на вы – иду на вас.
В первом предложении – винительный падеж, сходный по форме с именительным. Сейчас говорят: «иду на вас» в винительном. «Вижу вас, ищу подарки, хочу цветы». Все эти слова управляют винительным.

Родительным падежом в большей мере управляет отрицание: «Нет вас, нет цветов, нет дома, нет девушек» и т.п.
Дарил подарки (вин.) – Не дарил подарков (род.)

Но вот как падежи перепутались.
Увидев журнал «Максим» с портретом Максима Горького, я решил, что журналу запретили публиковать голых моделей (род.).
Если поставить винительный, то как-то не звучит:
Журналу запретили публиковать голые модели.
Сразу видно, что возникает проблема с пониманием смысла:
это кто-то сторонний запретил журналу, или это сами модели запретили?
Значит, верно управление именно родительным, а не винительным падежом.
Но вот в единственном числе падеж меняется:
Журналу запретили публиковать голую модель (вин.)
Странно бы звучало «запретили публиковать голой модели» (род.).
Подмена падежа происходит из-за того, что в единственном числе окончания именительного и винительного падежей не совпадают.
Может, дело лучше пойдёт с неодушевлёнными предметами?
Винительный:
Журналу запретили публиковать новые дома.
Журналу запретили публиковать новый дом.

Родительный:
Журналу запретили публиковать новых домов.
Журналу запретили публиковать нового дома.

В первом предложении те же проблемы с пониманием смысла, что и примере выше.
Во втором – только множественное число («запретили») помогает понять, что новый дом самостоятельно ничего не запрещал. Намеренно не подставляю слово «фото», которое явно указало на родительный падеж.
Но родительный падеж в данном случае… не используется. Причина кроется в падежных вопросах: «Кого? Что?» Первый – от родительного, второй – от именительного. Особая форма винительного падежа, отличная и от именительного, и от родительного есть только в женском роде (И.: песня – Р.: песни – В.: песню). В остальных случаях мы видим, как, что при вопросе «что?» (для вещей) ставится форма, совпадающая с именительным, а при вопросе «кого?» (для живых) ставится форма, совпадающая с родительным.

Но какой правильный?
В.: хочу цветок – Р.: хочу цветка. Что выберете? Думаю, первое.
В.: хочу цветы – Р.: хочу цветов. А здесь нередко и второе.
Поставим отрицание, указывающее нам на родительный.
Нет цветка.
Нет цветов.

Здесь ясно.

Составим предложение со словом «вижу», которое, как говорили в школе, указывает на винительный.
Вижу цветок.
Вижу цветы.

Явно винительный, потому что:
вижу цветка и
вижу цветов

звучит очень странно.

Но стоит нам сказать «не», то всё как-то туманнее.
Не вижу цветок. Не вижу цветка.
Не вижу цветы. Не вижу цветов.

Может быть, отрицание «не», относящееся к глаголу распространяет управление и на существительное?
«Ищу дом» - звучит, «ищу дóма» - не очень, разве что в очень высокопарном изречении.
Также и «ищу дома» (у Пушкина встречается грамматически верное «дóмы») - звучит, </i>«ищу домов»</i> - не очень.
А вот в паре «ищу человеки» (люди; вин.) - «ищу человек» (людей; род.) великороссы оставляют выбор за вторым вариантом.
Не знаю, кто первый определил винительный падеж через «Кого? Что?», но эти вопросы поменяли форму одушевленных существительных мужского и среднего родов. Потому что, как мы знаем из древних документов:
иду на вы,
ищу человѣкы
на ɣченикы

НЕНУЖНЫЙ СУФФИКС

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 2
Формувати, диригувати, реєструвати (укр.)
Formieren, dirigieren, registrieren (нем.)

На примерах видно, что в данных и схожих с ними заимствованных словах импортный суффикс –ир- соответствует руському расширителю –ова-. При усваивании слова к нам разумно было бы ограничится иностранным корнем, как то сделали украинцы, белоруссы и русины. Или взять корень вместе с немецким суффиксом, а свой - отбросить («формирить», «диригирить» или «дирижирить», «регистририть»).

Но учтём, что слова эти пришли в язык в эпоху утверждения на российском престоле германской династии, а в истории и языковедении – европейских учёных. Ждать от них щепетильного следования правилам русского языка не приходилось.
Имеем что имеем: в словах оказалось два суффикса подряд, одинаковых по смыслу и свойствам!
Формировать, дирижировать, регистрировать.
Всё равно что написать, скажем, «регистроваовать», «формоваовать» и т.п.
Однако сия глупость была растиражована – и теперь навалом слов с этим уродливым, чужеродным и труднопроизносимым сочетанием
–ирова-, -ирую-, -ируе-.
Посчитали, что «Война и мир» сократилась на 70 страниц при устранении из языка ерЪа на конце слов.
А сколько лишних страниц набежало и набежит ещё с этими лишними –ир-?

Пора избавляться от этого чужеродного, пошлого элемента, запазушенного в пору господства в России германской династии!

Чередование з/с в приставках: верно или нет? Самоопровержение!

Серия "Коренныя закономѣрности руського [русского] языка и ошибки, накопленныя вѣками". Часть 1

Сегодня мы видим, что приставки, сходные с предлогами, писали неизменно:
въ, съ, черезъ, безъ, подъ, отъ, надъ, объ и т.д.
Нету приставок «пот-», «нат-», «оп-», «од-», «ф-».

Собственно, поэтому и приставки без- и через- писали неизменно.

Чередование воз-/вос, рас-/раз возникло потому, что соответствующего предлога «возъ» и «разъ» нет. Слова такие есть, но значат они совсем другое.

Особняком стоит случай применения приставки из-. Да, предлог такой есть, но и чередование з/с в этой приставке известно с давних времён. Также любопытно, что в украинском и белорусском правописаниях утвердилось следующее написание:
- з вместо изъ;
- из вместо съ.
Так оформилось первое исключение из правила: из-/ис-.
После 1918 года оно потянуло за собою и остальные исключения:
без-/бес-, через-/черес-.
Даже странно, что тогда же приставка с- не стала чередоваться с з-:
- скосить и «згореть»;
- стащить и «здавить»;
- спасать и «збрить» и т.п.!

Важно, что перед другой с, несмотря на то, что глухая согласная, всегда писалась неизменная з. Это отголосок традиции древних времён, когда две одинаковые буквы подряд старались не писать: разсредоточить, разzадорить – для того, чтобы не буквы не сливались и тем мешали восприятию.

Всегда звонко пишут предлоги и приставки в украинскоѣ и бѣларускай молвах (даже вiд- и ад- соответственно).
В великорусском такого обычая мною обнаружено не было.
Да, уже месяцев десять подряд я старался писать приставки только с з.
Напрасно!
Хотя в общих чертах моё предположение верно, но немного в цель не попадаю. Однако уже есть нужная информация (древнерусская), так что скоро можно будет внести полную ясность.

Чередование до 1918 года было подчинено такой закономерности:
- рас-;
- ис-;
- вос- (вс-).
пишутся так вместо своей звонкой пары
перед всеми глухими согласными, кроме с.
Все остальные приставки пишутся однообразно, со звонким согласным (кроме приставок от- и с-). Ранее была и приставка к-, которая срослась с корнем и озвончилась (кьде>где) или не озвончилась (кстати).
До сих пор неизвестно, почему в коренные правила русского языка включились кое-какие случаи письма по выговору. Тем страннее, что узаконились (и весьма давно) чередования звонкая/глухая согласная, которые, вообще-то запрещены (у нас не может быть записи «дуп», при дубы).
Другие примеры фонетически обусловленных включений в русскую орфографию – чередования
- только звонких согласных между собою (-лаг-/-лож-),
- только глухих согласных между собою (-раст-/-рос-),
- только гласных между собою (-разн-/-розн-).

СВЕДЕНIЕ СВѢДЕНIЙ И ВЫВОДОВ ... Глава 28. Литовский язык. Кириллица. Текст.

СВЕДЕНIЕ СВѢДЕНIЙ И ВЫВОДОВ ... Глава 28, заключительная.
Lietuvių kalba. Kiriliška.
Лѥтувѭ калба. Кирилишка.
Литовский язык. Кириллица. См. правила здѣсь, глава 25: http://jartimin.livejournal.com/24317.html

Експеримент съ текстом на примѣрѣ одного из великолѣпных уроков "Литовский по пятницам". Рекомендую, кстати.

- Laba diena, ko norėtumėte?
- Лаба дѥна, ко норѣтумѣте?
(Добрый день, чего желаєте?)

- Лаба дѥна. Гал галите пасїꙋлѵти ман лѥтувишкѫ патѥкалѫ?
- Laba diena. Gal galite pasiūlyti man lietuviškų patiekalų?
(Добрый день. Могли бы предложить мнѣ литовскоє блюдо?)

- Mielai. Paragaukite tradicinės šaltos sriubos – šaltibarščių iš burokėlių ir kefyro.
- Мѥлай. Парагауките традицинѣс шалтос срюбос - шалтибарщѭ иш бурокѣлѭ ир кефѵро.
(Съ удовольствїєм. Попробуйте традицiонный холодный суп - холодный борщ из свеклы съ кефиром)

- Šaltibarščių? Koks įdomus pavadinimas… O ką iš karštų patiekalų?
- Шалтибарщѭ? Кокс iдомус павадинимас... О кѧ иш карштѫ патѥкалѫ?
(Холодный борщ? Какое чуднóє названиє... а какиє єсть горячиє блюда?)

- Yra labai skanūs cepelinai su grybais, su varške; bulvių blynai.
- Ѵра лабай сканꙋс цепелинай су грѵбайс, су варшке; булвѭ блѵнай.
(Єсть очень вкусныє цепелины съ грибами, со сливками; драники [картофельные блины])

- Gerai, prašom šaltibarščių ir bulvių blynų.
- Герай, прашом шалтибарщѭ ир булвѭ блѵнѫ.
(Хорошо. Пожалуйста, холодный борщ и драники)

- Ar norėsite blynų su grietine, česnakų ar grybų padažu?
- Ар норѣсите блѵнѫ су грѥтине, чеснакѫ ар грѵбѫ падажу?
(Желаєте ли блины со сметаною, чесноком или грибною подливою?)

- Su grietine.
- Су грѥтине.
(Со сметаною).

- Ko norėsite gerti?
- Ко норѣсите герти?
(Что желаєте пить?)

- Ar turite alaus?
- Ар турите алаус?
(Имѣєте ли пиво?)

- Taip, turime šviesaus, tamsaus ir nefiltruoto alaus.
- Тайп, туриме швѥсаус, тамсаус ир нефильтруото алаус.
(Да, єсть свѣтлоє, тёмноє и нефильтрованное пиво)

- Prašom tamsaus.
- Прашом тамсаус.
(Прошу тёмного)

– Didelį ar mažą?
- Диделi ар мажѧ?
(Большой или малый?)

– Mažą.
- Мажѧ.
(Малый)

- Ar buvo skanu?
- Ар буво скану?
(Было ли вкусно?)

- Taip, labai.
- Тайп, лабай.
(Да, хорошо)

- Norėtumėte deserto?
- Норѣтумѣте десерто?
(Желаєте десерта?)

- Mm... norėčiau torto.
- Мм... норѣчяу торто.
(Мм... желаю торта)

- Su braškėmis ar obuoliais?
- Су брашкемис aр обуолайс?
(С клубникою или яблоками?)

- Su braškėmis ir dar prašom kavos be cukraus.
- Су брашкемис ир дар прашом кавос бе цукраус.
(С клубникою и ещё, пожалуйста, кофе без сахара)

- Gerai.
- Герай.
(Хорошо)

- Ačiū ir atneškite sąskaitą.
- Ачїꙋ ир атнеските сѧскайтѧ.
(Спасибо. И подайте счёт)

- Mokėsite kortele ar grynais?
- Мокѣсите кортеле ар грѵнайс?
(Будете платить картой или наличными?)

- Grynais.
- Грѵнайс.
(Наличными)

- Gerai.
- Герай.
(Хорошо)

Кромѣ прочаго, "Литовский по пятницам" - очень удачныє уроки, там цѣлая серїя, сдѣлано очень толково.

На том работа "Сведенїє свѣденїй и выводов о том, как привести русскїє языки къ изконному виду" окончена, теперь пора переходить отъ стандарта раньнеѣ гражданскоѣ азбуки къ азбукѣ допетровскоѣ поры съ примѣненїєм всѣх букв исходноѣ кѵриллiцы: ето слѣдующая ѳема.

Ссылка: "Литовский по пятницам". День 12. Ресторан, кафе.
https://soundcloud.com/litpro/sets/lietuvi-kalba-penktadieniais

СВЕДЕНIЕ СВѢДЕНIЙ И ВЫВОДОВ ... Глава 27. Бѣлоруская мова - максимовичевкою. Текст

Експеримент зъ текстом, на прикладє початку твора "Вѣжа" пера Васiля Быкава (имя да прозвище даю без змен).

Здавна жытьтё склалося так, што въ краинѣ не было ладу. Падѣленыя паводле копфесїйных (конфесїйных), нацiянальных да класовых приналежнасьтєв люди тузалися, вороговали адин зъ адним, клан зъ кланом, нацiя зъ нацiяй. Што тольки яны ни робили — и воєвали, и мiрилися, соступали власныя зѣмли да захопливали чужiя — и всё без корысьти. Житьтё робилася всё горшим, ворожнеча росла — всѣх до всѣх. Шмат год въ краинѣ не было порадку, зьникала нават надѣя, што ён кали-небудь будє.
Тоды неяк па весьнѣ въ ратушѣ зьявився Довговусый. Нихто не ведав, як ён трапив туды, скуль взявся наогул. Дый ён не тлумачив ничога — просто ввойшов въ довговатую залу поседжаньнев и застрѣлив головнаго вправцу. И нихто того не оборонив, не запротестовав нават. По-першає, зглядєвшы забойство, все сполóхалися, а по-другоє, ранѣйшый вправца вельми ужо надокучив всѣм — и кировникам, и народу, бо дбав тольки про себѣ и власный добробыт. Народ на другїй дєнь собрався на ратушным пляцѣ и бурей (бурею) воплесков витав новаго, отважнаго Вправцу. Вправца выступив зъ блиндованаго грузовика и сказав тольки одно: ён навѣдє порадок. И нїяких аргументов. Мобыть, того было достатково, каб яму поверили; егоная рѣшучая постава подѣйничала на всѣх магично. Хотя, што такое порадок, тоды наврад ци хто въявляв.


Оригинал:
Здаўна жыцьцё склалася так, што ў краіне не было ладу. Падзеленыя паводле капфесійных, нацыянальных ды класавых прыналежнасьцяў людзі тузаліся, варагавалі адзін з адным, клан з кланам, нацыя з нацыяй. Што толькі яны ні рабілі — і ваявалі, і мірыліся, саступалі ўласныя землі ды захоплівалі чужыя — і ўсё без карысьці. Жыцьцё рабілася ўсё горшым, варажнеча расла — усіх да ўсіх. Шмат год у краіне не было парадку, зьнікала нават надзея, што ён калі-небудзь будзе.
Тады неяк па вясьне ў ратушы зьявіўся Даўгавусы. Ніхто ня ведаў, як ён трапіў туды, скуль узяўся наогул. Дый ён не тлумачыў нічога — проста ўвайшоў у даўгаватую залю паседжаньняў і застрэліў галоўнага ўпраўцу. I ніхто таго не абараніў, не запратэставаў нават. Па-першае, згледзеўшы забойства, усе спалохаліся, а па-другое, ранейшы ўпраўца вельмі ўжо надакучыў усім — і кіраўнікам, і народу, бо дбаў толькі пра сябе і ўласны дабрабыт. Народ на другі дзень сабраўся на ратушным пляцы і бурай воплескаў вітаў новага, адважнага Ўпраўцу. Упраўца выступіў з бліндаванага грузавіка і сказаў толькі адно: ён навядзе парадак. I ніякіх аргументаў. Мабыць, таго было дастаткова, каб яму паверылі; ягоная рашучая пастава падзейнічала на ўсіх магічна. Хаця, што такое парадак, тады наўрад ці хто ўяўляў.

Ссылка:
http://knihi.com/Vasil_Bykau/Vieza.html